Строили железную дорогу вручную

Из 25 тысяч жителей Калмыкии, участвовавших в годы Великой Отечественной войны в строительстве стратегически важного объекта – железной дороги Астрахань-Кизляр, в живых осталось сегодня 240 человек. Они живут тихо и незаметно, но их трудовой подвиг также достоин почета и наград, как и боевые заслуги ветеранов фронта.

Булгун Батыровой в 1942 г. было всего 13 лет, когда ее вместе с матерью и братом мобилизовали на строительство дороги Астрахань-Кизляр. В то время враг подступал к Сталинграду, и эта магистраль должна была связать Северный Кавказ и Закавказье с Волгой и центром страны. Перед строителями стояла большая задача: за неимоверно короткий срок в военных условиях проложить железнодорожное полотно протяженностью 356 км. На стройку согнали всех, кто мог держать в руках лопату и таскать тяжелые камни. А поскольку в калмыцких степях, как и во всей стране, оставались только женщины, старики и дети, они-то и строили эту дорогу.

Юная Булгун трудилась наравне со взрослыми. «Работали вручную, день и ночь, — вспоминает она, — инструментов было мало, камни погружали на телеги, запряженные лошадьми, и везли к дороге».

Жили строители в наспех вырытых землянках и продуваемых всеми ветрами кибитках. Дорогу строили практически без перерыва, без выходных. Рабочим не выдавали никакой зарплаты, они получали лишь скудные пайки.  «Есть было практически нечего, питались очень плохо», — рассказывает пенсионерка. Дорогу постоянно бомбили немецкие самолеты, многие погибали, не успев укрыться от вражеского налета».

Булгун Шовгуровна навсегда запомнила эти страшные силуэты немецких бомбардировщиков, после которых начинался ад. Несмотря ни на что, стройка продолжалась, и 28 августа 1943 г. объект был завершен. Булгун вместе с родными вернулась домой, в надежде дождаться отца-фронтовика, но в декабре 1943 г. был приведен в исполнение приказ о депортации калмыцкого народа в Сибирь.

Семья Булгун попала в Ханты-Мансийск, где она пошла в школу и окончила семь классов. Затем с 1948 г. – работала на Сахалине кладовщицей и только в 1971 г. вернулась на Родину.

Наша собеседница не любит вспоминать тот тяжелый период жизни, но она до сих пор поддерживает связь с подругами своей юности. Несмотря на преклонный возраст, наша героиня уже отметила 87-летие, они общаются между собой и стараются помогать друг другу также, как и много лет назад, когда будучи девчонками, вместе строили железную дорогу.

Булгун Батырова сетует, что получает как строитель дороги Астрахань-Кизляр компенсацию в размере всего пятисот рублей к небольшой пенсии. Эта сумма никак не покрывает расходы на лекарства, цены на которые растут постоянно, а здоровье, подорванное тяжелым трудом, только ухудшается. Ей уже тяжело ходить, она плохо слышит, но все равно старается быть в курсе всех новостей. Каждый год принимая поздравления к 9 мая она сожалеет только об одном – о том, что ее ровесников становится все меньше и меньше.

Воспоминания еще одного участника строительства железной дороги Астрахань-Кизляр, уроженца села Даниловка Харабалинского района Сталинградской области (ныне Астраханской) Петра Четырева, не многим отличаются от воспоминаний Булгун Шовгуровны.

«Мы строили дорогу ручным способом, пользуясь кирками, лопатами, ведрами. Работали по 13-15 часов в сутки без выходных в зимнюю стужу и буран, в летнюю сорокоградусную жару, в песчаную бурю» — делится ветеран, — таскали грунт на носилках, в корзинах, мешках и трамбовали слоями земляное полотно дороги, носили и укладывали тяжеленые шпалы и рельсы».

Юный Петя Четырев работал наравне со взрослыми, но при этом оставался дитем. А у любого мальчишки всегда должны быть верные друзья. «Мне дали для работы на бричке коня по кличке Аранзал. Конь был сильным и выносливым и работал очень хорошо, не смотря на очень тяжелую работу. Аранзал был норовистым, и я носил у себя в кармане для него кусочек комкового сахара, который нам давали к чаю, я его делил с моим Аранзалом. Бывало, станет как вкопанный, никуда не хочет двигаться, показывая свой характер, тогда я ему кусочек сахара протягивал, и он шел за мной вперед. Так мы с ним и работали. Еще у меня был пес Джульбарс, его я обменял в Астрахани у одного цыгана на 300 грамм хлеба. Мой верный пес всегда находился рядом со мной и Аранзалом, с которым также подружился».

Во время бомбежек легко было погибнуть, так как людей заваливало камнями и землей.  Но Петру Лиджановичу повезло, и он остался в живых, благодаря своей любви к животным.

«Был случай, когда меня однажды во время очередной бомбежки засыпало грунтом и камнями, но мой Джульбарс нашел меня, начал разгребать лапами, начиная с головы, чтобы я смог дышать, при этом громко лаял. Таким образом он звал на помощь людей. Когда меня раскопали, я почувствовал, как мой верный и умный друг, повизгивая от радости, начал лизать мое лицо своим шершавым языком. Так мой пес спас меня», — вспоминает он.

Во время депортации Петр Четырев попал в г. Канск Красноярского края. Работал на Канском лесозаводе в деревообрабатывающем цехе. Начинал учеником и дошел до станочника пятого разряда, выполнял военные заказы, и сколачивал ящики для снарядов.

С 1953 г. трудился рабочим в Канской сплавной конторе «КанскЛес», а в феврале 1958 г. направлен на курсы автокрановщиком, после окончания которых работал по специальности до 14 апреля 1962 г., до возвращения на Родину.

Общий трудовой стаж Петра Лиджановича впечатляет: начал работать 25 апреля 1942 г., ушел на заслуженный отдых 20 октября 2012 г., более 70 лет – на производстве!

В апреле 2010 г. Петр Четырев стал активистом Калмыцкого регионального общественного движения по увековечиванию памяти строителей железной дороги «Астрахань-Кизляр», которым руководит Тагир Баерхаев. В 2015 г. они инициировали возведение памятника строителям железной дороги «Астрахань-Кизляр» в парке Победы у культурного центра «Октябрь» в Элисте. Молодежь должна знать и помнить не только о боевом, но и трудовом подвиге своих дедушек и бабушек.

Герензел Сангаджигоряева